Главная / Статьи / История создания МИ-24. С новой кабиной (МИ-24Д)

История создания МИ-24. С новой кабиной (МИ-24Д)

История создания МИ-24. С новой кабиной (МИ-24Д)

Одновременно с внедрением в серийное производство вертолета МИ-24А В ОКБ М.Л. Миля велись работы по совершенствованию комплекса вооружения, постепенно, по мере готовности нового вооружения и оборудования, подтягивая вертолет к заданному еще при разработке уровню.
В 1971 году на испытания вышла новая модификация - Ми-24Б (изделие 241). От Ми-24А она отличалась заменой установки НУВ-1А с одноствольным пулеметом на более совершенную пулеметную установку УСПУ-24 с пулеметом ЯкБ-12.7, прицельной станцией и аналоговым вычислителем. Кроме того, Ми-24Б оснащался ПТРК «Фаланга-ПВ» с полуавтоматической системой наведения. Под кабиной справа разместили подвижную антенну радиолинии, а справа от нее под обтекателем - оптическую систему наведения ракет. Реализация полуавтоматического наведения ПТУР повышала вероятность попадания ракеты в цель в три-четыре раза. Несколько опытных Ми-24Б в период с 1971 по 1972 год прошли первый этап испытаний, но вскоре их доводка была приостановлена.
Опыт эксплуатации Ми-24А в строевых частях выявил серьезный дефект вертолета. Из-за просторной кабины экипажа образовывались большие «мертвые» зоны. Летчик- оператор закрывал командиру вид вперед - вправо, а сам не имел возможности обозревать левую заднюю полусферу. Блики от стекол мешали наблюдению, а наличие лишь небольшого лобового бронестекла делала защиту кабины недостаточной. Кроме того, общее «жизненное пространство» повышало вероятность одновременного вывода из строя как командира, так и летчика-оператора.

 

 

Исходя из этого, в ОКБ с начала 1971 года велись работы над принципиально новой носовой частью. «Веранда» распадалась на две узкие и хорошо защищенные кабины, каждая со своим отдельным фонарем, большим лобовым бронестеклом и дверью у командира и люком у оператора. Теперь экипаж размещался тандемом: в носовой части летчик-опе¬ратор, выше него командир, а для техника нашлось место за его спиной в проходе между кабиной командира и грузовым отсеком, через двери которого он попадал на свое рабочее место. Борта и пол кабин был дополнительно усилен броней.
Обзор, который открывался из новой кабины Ми-24 был предметом зависти всей фронтовой авиации и был, пожалуй, эталоном в ВВС как среди вертолетов, так и среди летательных
С новой кабиной изменилась вся эстетика машины. Она перестала напоминать транспортный вертолет, приобретя хищный и агрессивный внешний вид. Фюзеляж вытянулся в мощное удлиненное тело, буквально «влитое» в обтекающий его воздух. За это Ми-24Д и последующие варианты у строевиков получили уважительное прозвище «крокодил». Не в смысле уродства, как говорят о некоторых дамах, а в смысле силы и грозных  «зубов».
В начале лета 1972 года новой передней частью были доработаны два опытных В-24. На них предусматривалась установка уже отработанного на Ми-24Б пулемета ЯкБ-12,7 «Штурм-В». Поэтому новому вертолету в случае его серийного производства было первоначально присвоено название Ми-24В. Однако доводка ПТРК, который не имел пока серийного аналога, как обычно затянулась. В качестве временной меры было решено запустить в серийное производство промежуточный (между Мн-24А и Ми-24В) вариант вертолета. За основу взяли конструкцию Ми-24В, добавив комплекс вооружения Ми-24Б. Так появился Ми-24Д (изделие 246), выпуск которого несмотря на его «промежуточность» превысил этот показатель у Ми-24А.
Совместные государственные испытания Ми-24Д прошел в период с февраля по ноябрь 1974 года. Их провели летчики-испытатели С.В. Петров, Л.З. Татарчук и М.В. Разомазов. Ведущим инженером по машине был Г.И. Кузнецов.

 


 

Первые пять серийных машин были выпущены на заводе в Арсеньеве в 1973 году. Для расширения выпуска к производству Ми-24Д был подключен и Ростовский вертолетный завод в Ростове-на-Дону. Приказ об этом вышел 13 февраля 1972 года, а уже в следующем году из ворот завода вышли первые серийные машины. Кроме раздельных кабин в полностью перекомпонованной носовой части фюзеляжа на МИ-24Д изменениям подверглась и носовая опора шасси. Теперь она не убиралась полностью в фюзеляж, а в полуутопленном положении выступала из него. Кроме того, под носовой частью установили новую посадочную фару.
В носовой части разместилась унифицированная стрелковая пулеметная установка УС-ПУ-24 с четырехствольным крупнокалиберным 12,7-мм пулеметом ЯкБ-12,7 (9А624 или ТКБ-063) созданным под руководством П.Г. Якушева и Б.А. Борэова специально для Ми-24 согласно Постановлению СМ СССР № 1044-381 от 26 декабря 1968 года. Пулемет имел техническую скорострельность 4000 - 5000 выстрелов в минуту и «метал» 45-граммовые пули со скоростью 810 м/с. Его вес составлял 45 кг, а боекомплект 1470 патронов в боевом и 750 в транспортном или санитарном вариантах загрузки. Установка позволяла вести стрельбу в сторону на ± 60°, вниз на 60° и вверх на 20°, позволяя успешно поражать живую силу, легкобронированные цели, и, как впоследствии показала практика, вертолеты и даже истребители противника.

 

 

Номенклатура неуправляемых средств поражения не отличалась от применяемой на Ми-24А, а вот комплекс управляемого оружия был взят с Ми-24Б. Крупносерийный выпуск ПТУР 9М17П ПТРК «Фаланга-ПВ» был развернут в Коврове с начала 1973 года. Конструктивно ракета состояла из отдельных блоков и узлов, стыкуемых при ее окончательной сборке: боевой части, стартового и маршевого порохо¬вых зарядов, воспламенителей, трассеров-ламп и ракетной части. Выполненная по схеме «без хвостка» ПТУР имела развитые крылья с прямоугольными рулевыми поверхностями, расположенными на их задней кромке. В целом они конструктивно отличалась от ранее используемой на Ми-24А 9М17М установкой новых трассеров-ламп 9X419 с увеличенной мощностью, что обеспечило равномерную интенсивность излучения на всем протяжении полета ракеты.

В ходе серийного выпуска уже с середины 1974 года Ми-24Д стали выпускаться с «левым» рулевым винтом и радиостанцией Р-828 «Эвкалипт М-24». Фотопулемет С-13 был перенесен
в обтекатель на левую законцовку крыла. В дальнейшем машины комплектовались бортовым магнитофоном МС-61 «Лира», место радиостанции «Перо-I» заняла более совершенная Р-863 (что было внешние заметно по антеннам), а старый «Карат М-24» был заменен новой станцией «Ядро-П».
Опыт эксплуатации Ми-24А на полевых аэродромах заставили конструкторов искать пути борьбы с таким неприятным явлением, как абразивный износ лопаток компрессора ГТД от попадания а них пыли и песка. В 1975 году на опытных вертолетах прошли отработку и были рекомендованы к применению пылезащитные устройства (ПЗУ), устанавливаемые на воздухозаборники. С 1977 года их начали ставить на серийные Ми-24Д с двигателями ТВЗ-117 Ш серии (ресурс их подняли до 750 ч). ПЗУ, иногда шутливо называемые острыми на язык техниками «противозачаточными устройствами», отбирали для своей работы у 220 л.с. мощности двигателей, обеспечивали степень очистки воздуха в пределах 70 - 75% - хуже, чем у американцев (90-95%), но уже кое-что. Комплект весил 55 кг и снижал дальность полета вертолета на 1,5-2%.
В 1980 году был создан и учебный вариант вертолета Ми-24ДУ (изделие 249), отличающийся от боевого варианта наличием полного двойного комплекта управления и отсутствием носового пулемета. Все остальное вооружение, включая и ПТРК было сохранено.
Боевой вертолет Ми-24Д, в отличие от Ми-24А, был официально принят на вооружение Советской армии, на что было оформлено Постановление от 29 марта 1976 года. Что интересно, по этому постановлению он вошел в строй с более поздним Ми-24В.

Всего до 1977 года два завода выпустили около 340 машин в версии «Д». Для поставок на экспорт в третьи страны были разработаны экспортные варианты Ми-25 (базовый Ми-24Д) и учебный Ми-25У. Эти машины, выпускаемые на Ростовском вертолетном заводе, отличались упрощенной комплектацией оборудования и установкой экспортного варианта ПТРК «Фаланга» поставляемого под шифром "Скорпион".
 

Из книги И.Мороз, И.Приходченко " Боевой вертолет МИ-24"

ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ(читать все статьи)