Главная / Статьи / "Агрессоры" готовятся к войне

"Агрессоры" готовятся к войне

Американские летчики прибыли на войну во Вьетнам с абсолютной уверенностью в собственном превосходстве над «азиатами», причем поразительная самонадеянность была характерна как для рядовых летчиков, так и для командования. Однако первые воздушные бои выявили неподготовленность американцев к ведению маневренного воздушного боя. Тактика ракетных залпов с дальней дистанции оказалась порочной. Юркие МиГ-17 легко занимали выгодное для атаки положение и расстреливали «Фантомы» и «Тандер-чифы» из пушек.
Сверхзвуковой «Фантом», конечно, являлся машиной куда более современной, чем МиГ-17, но американцы сами лишили себя почти всех козырей. «Фантомы» брали максимальную боевую нагрузку, которая размещалась на внешней подвеске и портила аэродинамику самолета. В результате скорость «призрака» почти сравнялась со скоростью МиГа, а на виражах легкий МиГ с опытным пилотом запросто обходил даже пустой «Фантом», не говоря о загруженном! Американцы могли надеяться только на ракетную атаку с дальней дистанции, но небольшие камуфлированные машины вьетнамцев обнаружить было весьма сложно, как визуально, так и помощью РЛС. Положение усугублялось отсутствиемна «Фантомах» стрелкового вооружения, из-за чего в ближнем бою «американец» представлял собой простую мишень. Появление у вьетнамцев МиГ-21 еще более усложнило ситуацию, доведя соотношение сбитых в воздушных боях самолетов до 4:1, разумеется, не в пользу США.
Причиной столь плачевной для американцев ситуации стало чрезмерное упование на «умное» ракетное оружие, из-за чего маневренный воздушный бой как таковой был исключен из боевой подготовки летчиков ВВС. Во флоте навыкам ведения таких боев обучались в основном пилоты «Крусейдеров», а экипажи палубных «Фантомов» отрабатывали только нанесение ударов по наземным целям. Итог такой направленности боевой подготовки хорошо виден на следующем примере. По данным министерства обороны США, летчиками «Крусейдеров» над Вьетнамом к 1968 г. было сбито 18 МиГов в 25 воздушных боях, в то время как «Фантомы» за это же время одержали лишь 12 побед в 39 воздушных боях.
Опыт войны ясно говорил о том, что маневренный воздушный бой с появлением ракет воздух-воздух вовсе не стал достоянием истории, а значит, летчиков-истребителей следовало к нему готовить.Первыми к этой мысли пришли в авиации флота. Ветеран вьетнамской войны, летчик авианосца «Корал Си» капитан Фрэнк Олт предложил сформировать в составе ВМС специальный учебный центр для отработки ведения маневренного воздушного боя (NAVY Fighter Weapon School), а с целью придания учебным боям реалистичности включить в его состав подразделение, имитирующее тактику противника. Подразделение это желательно оснастить самолетами, имеющими характеристики и габаритные размеры, макисмально близкие к характеристикам и размерам основного противника американских асов - МиГа-21.
Учебный центр вооружения истребителей, известный во всем мире (во многом благодаря известному голливудскому боевику) как «Топ Ган», был сформирован в марте 1969 г. на авиабазе Мирамар. Первоначально центр организационно входил в состав эскадрильи VF-121. На вооружении центра находились штурмовики А-4 «Скай-хок» и учебно-тренировочные Т-38 «Тэлон», а его задачей стала тренировка экипажей «Фантомов» для ведения боев с МиГами.
 

 

Деятельность «Топ Гана» положительно сказалась на результатах воздушных боев, что послужило поводом в 1972 году выделить Центр в отдельное подразделение ВМС США. Тогда же школу «Топ Ган» полностью перевооружили самолетами Т-38.
Новая система подготовки имела оглушительный успех. Опыт флота востребовали ВВС, а эскадрильи, имитировавшие тактику МиГов, начали расти, как грибы после дождя. Кроме широкоизвестного «Топ Гана», в подразделения «вероятного противника» переклассифицировали следующие эскадрильи флота VF-43 «Челленджерс» (официально с 1973 г. но фактически - с 1970 г.) VF-45 «Блэкбёрдс» (с августа 1976 г.), VFA-126 «Бандите» (с 1970 г.) и VFA-127 «Десерт Богиз» (с 1975 г.). Все эти эскадрильи получили общее прозвище «агрессоры».
«Агрессоры» не ограничивались имитацией тактики вражеских истребителей; идея была гораздо шире. Личный состав этих специальных подразделений тщательно изучал организацию и боевую технику вероятного противника - сначала Вьетнама, затем - СССР и стран Варшавского договора.
Порой доходило до смешного: чтобы ощутить себя «в шкуре» советских пилотов, экипажи «агрессоров» должны были постоянно любоваться на портреты членов Политбюро ЦК КПСС и плакаты с изображением «строителей коммунизма», развешанные по стенам, а в гарнизонном баре подавали русскую водку с соответствующей закуской.
Самолеты же должны были даже внешне походить на МиГ-21. Таких машин в США нашлось всего две -штурмовик А-4 «Скайхок» и истребитель F-5 «Тайгер». Наиболее популярным «агрессором» стал F-5. Но пока шла война в Индокитае, истребители этого типа направлялись прежде всего в ВВС Южного Вьетнама. «Агрессорам» пришлось довольствоваться двухместными учебно-тренировочными Т-38, которые имели схожие с F-5 конструкцию и характеристики.
Проанализировав опыт воздушной войны в Индокитае, Пентагон принял решение не только оставить в составе ВВС и ВМС эскадрильи «агрессоров», но и уделять им первостепенное внимание. В 1975 г. на вооружение этих подразделений начали поступать истребители F-5E, не успевшие попасть в Индокитай из-за окончания боевых действий. Первыми их получил учебный центр «Топ Ган» (шесть штук) и эскадрилья VF-43 (три). В следующем году VF-43 полностью перевооружилась на F-5E, а штурмовики А-4 оставались на вооружении VF-45, VF-126 и VFA-127 вплоть до середины 80-х годов.
Кто отныне является «вероятным противником», не скрывалось: истребители «Топ Гана» несли на килях красные звезды; иногда даже вместо обозначения F-5E в официальных документах встречались некие «МиГ-28».
 

 

Имитатор вертолета Ми-24, построенный фирмой "Орландо Геликоптер" на базе вертолета "Сикорский" Н-19

 

С середины 70-х оппонентами «агрессоров» стали «Томкэты», сменившие «Фантомы» на палубах авианосцев, а в 80-е годы новая техника пришла и в «краснозвездные» эскадрильи. «Тигры» неплохо имитировали МиГ-21, но на роль МиГ-23 (и уж тем более - МиГ-29 или Су-27) они никак не годились. ВМС начали поиск подходящей замены. В 1985 г. было принято решение закупить для исполнения роли противника истребители F-16 в облегченном варианте - F-16N, а пока они строятся - взять в лизинг у Израиля 26 истребителей «Кфир»; в США эти самолеты получили обозначение F-21A.
«Кфиры» поступили в эскадрильи VF-43, VF-126 и во вновь сформированную в 1986 г. резервную эскадрилью корпуса морской пехоты VMFT-401 «Снайпере». «Кфир» по своим характеристикам сильно отличался от советских истребителей четвертого поколения, а в эксплуатации оказался слишком дорог, поэтому все израильские машины по истечении срока аренды вернули обратно.
С апреля 1987 г. «агрессоры» начали получать F-16N (всего поставлено 26 одноместных F-16N и четыре двухместных TF-16N) и F/A-18. Кроме того, флот получил от ВВС некоторое количество старых, но надежных F-5. Стоит отметить, что прочность F-16N оказалась недостаточной для интенсивных полетов с высокими перегрузками, и в декабре 1994 г. «агрессоры» списали последний самолет этого типа.
В перспективе ВМС предполагали заменить довольно разношерстный парк «агрессоров» едиными F/A-18, но этим планам не суждено было осуществиться. «Хорнеты» получил только центр «Топ Ган», а также эскадрильи VFC-12 и VFC-13. Недолгое время на «Хорнетах» летали летчики VFA-127 Окончание «холодной войны» сильно ударило по «агрессорам». Похоже, сейчас американцы уже не рассматривают российские ВВС в качестве серьезного оппонента или, по крайней мере, противника, оправдывающего содержание специализированных дорогостоящих подразделений. С 1996 г. перестали считаться «агрессорами» эскадрильи VF-45, VFA-127 и VMFT-401, а эскадрилья VFC-13 из-за сокращения финансирования вновь «пересела» на старые F-5E. Кстати, с начала 90-х годов отчасти изменилась и окраска «агрессоров»: серо-голубой камуфляж, по мнению американцев, очень похожий на советский, уступил место желто-коричневой «пустынной» раскраске, а на смену красным звездам пришли ливийские, иракские и иранские флажки.
 

Ка-28, принадлежащий 11-му бронекавалерийскому полку армии США 

 

Поступившие на вооружение «агрессоров» в 90-е годы «Хорнеты» окрашены в серо-голубой цвет под Су-27 и МиГ-29 или пустынный -желто-коричневый. Художники, кроме нанесения камуфляжа, сделали попытку исказить форму самолетов, чтобы они на больших расстояниях воспринимались как советские истребители с большей степенью достоверности. (Впервые это было применено еще в конце 60-х годов на «Скайхоках», изображавших вьетнамские МиГи-17. Прим. ред.) Черные шевроны нанесены на фюзеляже в местах, примерно соответствующих расположению воздухозаборников Су-27. Законцовки килей и передние кромки крыльев «обрезаны» белой краской.
В отличие от уцелевших эскадрилий «агрессоров» VFC-12 и VFC-13, «Топ Ган» является именно учебным центром. В последние годы несколько сместились его приоритеты. Теперь летчики там обучаются не только воздушному бою, но и нанесению ударов по наземным целям. Кроме «Хорнетов», на вооружении центра боевого применения имеется несколько F-14.
Типовой курс продолжительностью пять недель включает 180 ч академических занятий и 45 летных часов. Четыре инструктора центра занимаются с группой из десяти летчиков истребителей F-14 и F/A-18 и четырех операторов вооружения F-14. В год «Топ Ган» производит пять выпусков. Летная практика включает ведение воздушных боев «один на один» и «пара против неизвестного количества самолетов противника», нанесение ударов по наземной цели в составе четверки с ведением группового воздушного боя. Надо сказать, что курсантами «Топ Ган» являются совсем не новички - нижняя планка налета на реактивных истребителях желающего пройти обучение в центре - 500 ч.
Что же касается сокращения «краснозвездных ВВС» флота США, то после войны в Югославии наблюдается тенденция к пересмотру принятых в середине 90-х годов решений и возвращению былой численности. Дело здесь не в росте угрозы со стороны российских или каких-нибудь других ВВС. По мнению специалистов из «Топ Гана», уровень подготовки к ведению воздушного боя у строевых летчиков ВМС США за последние годы упал вдвое. Из-за недостатка финансирования проблемы испытывала и сама школа «Топ Ган». Так, в октябре 1998 г. для обеспечения нормальной эксплуатации 24 «Хорнетов» требовалось 27 двигателей и порядка 150 различных агрегатов. Но к февралю 1999 г. удалось получить лишь 13 двигателей, что позволяло ежедневно поднимать в воздух шесть «Хорнетов» вместо положенных пятнадцати. В старые добрые времена «холодной войны» «агрессоры» таких проблем не испытывали.
 

 

Макет носовой части Ми-24П, установленный на вертолете Сикорский Н-19. Хорошо видны манекены пилотов.

 

 В американских ВВС позднее, чем во флоте, оценили значение эскадрилий, имитирующих противника. Как ни странно, помогли им в этом ... вьетнамские летчики. Из различных источников янки получили информацию, что вьетнамцы гораздо охотнее атакуют камуфлированные «армейские» «Фантомы», считая их более легкой добычей по сравнению с палубными машинами, окрашенными в серый цвет. Информация дополнялась статистикой - соотношение потерь в воздушных боях летчиков ВВС и вьетнамских пилотов в 1972 году было в пользу последних. В этих условиях USAF обратились к опыту NAVY по созданию специальных учебно-тренировочных подразделений.
Первым «агрессором» в ВВС США стала 64-я эскадрилья боевого применения оружия истребительной авиации, сформированная в октябре 1972 г. на авиабазе Неллис. Но командование не собиралось ограничиваться одной эскадрильей. 64th Fighter Weapon Sqadron создавался как часть 57-го авиакрыла боевого применения истребительной авиации (в июле 1973 г. название изменили на 57-е тактическое учебно-тренировочное авиакрыло, а 64-я эскадрилья стала называться тактической истребительной учебно-тренировочной эскадрильей «Агрессор»). Первыми самолетами 64-й эскадрильи стали учебно-тренировочные Т-38. В середине 1973 г. им на смену пришли стандартные для «агрессоров» F-5E.
Окончание войны во Вьетнаме только стимулировало дальнейшее увеличение количества «агрессоров»: в октябре 1975 г. в состав 57-го крыла вошла вновь сформированная 65-я эскадрилья, также вооруженная «американскими МиГ-21» - истребителями F-5E/F. Самолеты 57-го крыла имели оригинальный камуфляж, выдержанный в серо-голубых тонах (что странно, ведь МиГ-21 так никто не красил), встречались машины, окрашенные под Ирак и Ливию. Камуфляжная окраска каждого самолета директивно определялась штабом ВВС, а не являлась импровизацией «художников» с авиабазы Неллис.
В отличие от флотских «агрессоров», самолеты 57-го крыла не имели на килях красных звезд, но на бортах передней части фюзеляжа наносились двузначные тактические номера, размер и форма которых соответствовали стандартам советских ВВС. Тактический номер каждого самолета соответствовал последним двум цифрам серийного номера истребителя; «Тигры» 64-й эскадрильи имели красные номера с желтой окантовкой, 65-й - голубые с белой окантовкой или черные с желтой окантовкой. На вооружении каждой эскадрильи находилось по 18 истребителей, личный состав насчитывал 22 летчика.
Авиабазу Неллис не случайно выбрали в качестве места дислокации «агрессоров»: возле нее находился полигон, насыщенный различной техникой, имитирующей РЛС, ЗРК и танки стран Варшавского Договора; именно здесь проводились ежегодные учения «Рэд Флэг«. Участники этих маневров действовали в обстановке, максимально приближенной к реальности; роль воздушного противника исполняли самолеты 57-го авиакрыла. Кроме того, личный состав 57-го крыла в составе специальных команд (шесть самолетов, семь летчиков, два офицера управления и 18 техников) «гастролировал» по всем аэродромам Северо-Амери-канского континента. Летчики не только вели воздушные бои, но и выступали с лекциями о структуре и вооружении ВВС стран Варшавского договора, ведь каждый пилот-«агрессор» являлся еще и экспертом по вооруженным силам вероятного противника
 

 

F-5E Тайгер ВВС США из 64-й искадрильи "Агрессор".

 

Экипажи 57-го крыла вели учебные воздушные бои с истребителями, дислоцировавшимися на территории США, но поскольку авиабазы USAF имелись по всему миру, потребовалось сформировать еще два подразделения «агрессоров»-26-ю эскадрилью на филиппинской авиабазе Кларк и 527-ю на базе Олконбери в Великобритании. Первая «обслуживала» американских летчиков, размещенных в Азиатско-Тихоокеанском регионе, вторая - ВВС НАТО в Европе.
Так же как и в ВМС, личный состав «агрессоров» ВВС комплектовался только на добровольной основе опытнейшими летчиками с налетом не менее 500 ч, а претендентам на командные должности был необходим налет в 2000 ч. Служба в «агрессорах» считалась своего рода признанием высшего профессионализма летчика-истребителя, и конкурс в эти подразделения был очень высок.
Продолжительность службы в 57-м крыле и двух «заморских» эскадрильях ограничивалась тремя годами; с одной стороны, фиксированный срок службы позволял пропустить через эти подразделения большее количество личного состава, с другой - за три года пилоты утрачивали необходимое чувство опасности (а летали они на пределе возможностей своих машин).
 

 

 

Ан-2 11-го бронекавалерийского полка, прозванный американцами "Красным бароном".

 

Принятая оценка работы учебно-тренировочных эскадрилий аналогична оценке реальных воздушных боев - по количеству «условно сбитых». Высокий уровень летного мастерства наряду с желанием выиграть каждый бой позволял пилотам «Тигров» успешно «сбивать» куда более совершенные F-15 и F-16. Но за свои условные победы «агрессоры» порой платили реальной жизнью - аварийность в этих подразделениях всегда была минимум в 3 раза выше, чем в среднем по ВВС (иногда превышая средний уровень и в 7 раз). Всего лишь за год - с осени 1982 г. по осень 1983 г. в 57-м крыле разбилось пять истребителей.
Наблюдательный английский журналист отметил, что летчики «агрессоров» имеют «бычьи» шеи, у некоторых размер воротничка рубашек достигает 45. Объясняется это достаточно просто: практически в каждом полете летчики маневрируют с большими перегрузками, при которых увеличенная масса головы вкупе со шлемом давят на шею. Соответственно шейные мышцы быстро «накачиваются», что лишний раз свидетельствует об опасном характере полетов.
527-я эскадрилья «агрессоров» официально вошла в состав 10-го тактического разведывательного авиакрыла 1 апреля 1976 г. К концу месяца на авиабазу Олконбери военно-транспортными самолетами С-5 перебросили из США первые восемь F-5E, и личный состав «европейских агрессоров» приступил к тренировкам. В 1977 году на вооружении эскадрильи имелось уже 20 истребителей. Чаще всего противниками летчиков 527-й эскадрильи были F-15 из состава 35-го (место постоянной дислокации авиабаза Сустерберг, Нидерланды) и 36-го (западногерманская авиабаза Битбург) тактических истребительных авиакрыльев, а также F-16 из 86-го авиакрыла (авиабаза Рамштейн, ФРГ) и ВВС европейских стран НАТО. Воздушные бои велись над акваторией Северного моря.
Подготовка личного состава 26-й «филиппинской» эскадрильи несколько отличалась от подготовки других «агрессоров», поскольку в качестве основных противников США в зоне Тихого Океана рассматривались КНР и Северная Корея. 26-я эскадрилья была самой малочисленной из «агрессоров» - 12 самолетов и 15 летчиков. «Тихоокеанские агрессоры» постоянно принимали участие в масштабных ежегодных учениях «Коп Тандер» (азиатский аналог маневров «Рэд Флэг«), в которых задействовали авиацию США, Южной Кореи и Филиппин. Учения проводились на южнокорейском полигоне Кун-Ни в районе авиабазы Осан. Угроза со стороны ВВС Китая и КНДР, по мнению американцев, была значительно меньшей, чем от авиации Варшавского договора, поэтому летчики 26-й эскадрильи уделяли большее внимание взаимодействию с ударными самолетами, прежде всего со штурмовиками А-10А; отрабатывалось как эскортирование штурмовиков, так и их атака.
 

Ми-24 и Ми-8, захваченные америкацами в Ираке, теперь учавствуют в маневрах армии США в качестве агрессоров.

 

Во второй половине 70-х годов американцы попытались приблизить боевые возможности F-5E к характеристикам МиГ-23, которые стали наиболее вероятным противником взамен МиГ-21. На «Тиграх» несколько увеличили тягу двигателей, расширили диапазон углов сканирования антенны РЛС, чтобы ее сектор обзора соответствовал сектору обзора РЛС «двадцать третьего». ЭПР F-5 также приблизили к ЭПР МиГ-23 путем установки отражателей.
Не менее опасным противником ВВС США считали МиГ-25, но его имитировать «Тигры» уже никак не могли. В то же время участие «двадцать пятых» в учениях «Рэд Флэг» считалось обязательным. На роль МиГ-25 в принципе подходил F-15, однако перевооружать на них «агрессоров» не стали (возможно, потому, что МиГ-25 не являлся самолетом, предназначенным для маневренного воздушного боя). МиГ-25 на учениях имитировали F-15 строевых тактических эскадрилий ВВС США.
В конце 80-х годов «агрессоры» начали получать новые F-16C «Файтинг Фолкон». В 1988-89 гг. перевооружили 64-ю, 527-ю и 26-ю эскадрильи. Одновременно начался и процесс сокращения «агрессоров». 7 апреля 1989 г. командир 65-й эскадрильи подполковник Майк Кернер совершил последний в истории этого подразделения «боевой» вылет. В настоящее время в составе ВВС осталась только одна эскадрилья «агрессоров» - 64-я.
В начале 1999 г. американцы радикально решили проблему матчасти 64-й эскадрильи, скупив оптом и подешевке лучшую часть молдавских ВВС - полтора десятка МиГ-29. Скандальной сделкой заинтересовался парламент суверенной и независимой виноградной республики, но дело сделано - МиГи «уплыли» за океан. По сообщениям западной прессы, вскоре они заменят F-16 в роли «агрессоров».
«Гнездом агрессоров» американских сухопутных войск стал полигон Форт-Ирвин в штате Калифорния. В 1981 г. здесь начали создавать Национальный учебный центр, в котором по типу полигона Неллис планировалось с максимальным приближением воссоздавать обстановку реального боя с подразделениями армий Варшавского договора. В 1982 г. «гвардейский мотострелковый батальон» или OPFOR (Opposition Force - силы противника) Национального учебного центра первый раз принял участие в маневрах. На вооружении батальона состояли муляжи советских танков, БМП, ЗСУ и прочей техники.
Как известно, советская военная доктрина предусматривала тесное взаимодействие подразделений наземных войск и боевых вертолетов. Заменить Ми-24 «Кобрами» не представлялось возможным, уж больно не похожи силуэты этих вертолетов. Но командование центра считало необходимым обучить личный состав быстрому опознаванию вражеской техники, поскольку при обычной тактике действия вертолетов, наносящих удары с предельно малых высот, возможно только визуальное их обнаружение.
В результате Центр профинансировал переоборудование шести вертолетов «Белл» UH-1H «Хью» в имитаторы Ми-24. Переделки были минимальными: в носовой части планера монтировалось нечто, напоминающее подфюзеляжную турель и кабину оператора вооружения, вертолет красился «под крокодила», а на борта наносились здоровенные красные звезды и тактические номера в советском стиле. Вместо одного большого окна на сдвижной двери грузовой кабины прорезано три окошка, как на Ми-24. Кроме того, устанавливалась специальная аппаратура, имитирующая стрельбу из бортового оружия (маломощный лазер -для имитации траектории полета пуль и контроля точности стрельбы, а также стробоскоп, проблески которого напоминали вспышки выстрелов).
Модифицированные подобным образом машины получили обозначение JUH-1 и поступили на вооружение роты «С» 3-го батальона 159-го авиационного полка. В Форт-Ирвин JUH-1 прибыли в 1984 г. Вертолеты роты «С» использовались также в ходе учений, проводимых на полигоне Форт-Полк а штате Луизиана.
 

 

 

Принять JUH-1H за Ми-24, конечно же, мог только человек с очень богатым воображением. Очередной итерацией американского геликоптера к советскому «крокодилу» стал «Hind Look-alik» - визуальный муляж Ми-24 - модернизированный фирмой «Орландо Геликоптер» вертолет «Сикорский» H-19/S-55. Переделка Н-19 заключалась в изменении формы носовой и хвостовой частей фюзеляжа, установке крыльев, макетов оружия и обтекателей. На поршневые двигатели «Райт» R-19 были установлены глушители шума и динамики, воспроизводящие характерный звук ГТД ТВЗ-117 вертолета Ми-24. Кроме имитаторов шума, в районе двигательной установки монтировалось устройство, генерирующее выхлопные струи и тепловое излучение, аналогичные выхлопам и тепловому спектру ГТД Изотова.
Носовая часть фюзеляжа изготовлена из композиционных материалов, фонари кабины - из плексигласа. В кабину экипажа для большей реалистичности посажены манекены. Вертолет-макет может летать как в пилотируемом, так и беспилотном режиме. В первом случае экипаж в составе двух человек управляет вертолетом из штатной кабины Н-19, обзор из которой сильно ограничен макетом носовой части фюзеляжа Ми-24. В беспилотном режиме вертолет управляется с помощью радиосистемы, разработанной фирмой «Сперри». Все конструкторские работы по переоборудованию вертолетов были выполнены вышедшим на пенсию сотрудником фирмы «Сикорский» Ральфом Алексом. Отклонения размеров переделанного Н-19 от габаритов настоящего Ми-24 не превышают 4%.
Первые три вертолета были построены и испытаны в 1988 г., первый полет на «Милифицированном» Н-19 выполнил летчик-испытатель Р. Мэндер. Машина имела советский камуфляж, красные звезды, тактические номера и даже надпись «Опасно» на русском языке, нанесенную на конце хвостовой балки. Поставки 15 вертолетов-макетов завершились в 1989 г. Возможно, что заказчик мог и не ограничиться 15-ю машинами, поскольку этот суррогат армию вполне удовлетворял, однако фирма «Орландо» в 1989 г. оказалась на грани банкротства и не смогла выполнить заказ на производство очередной партии «Ми-24». Кроме того, муляж был дороговат.
Параллельно с созданием полноразмерных имитаторов армия использовала для тренировки расчетов ПЗРК гораздо более дешевые радиоуправляемые модели-копии истребителей-бомбардировщиков МиГ-27 в масштабе 1:9 и боевых вертолетов Ми-24 в масштабе 1:5.
Согласно известному советскому лозунгу 30-х годов «от модели к планеру, от планера - к самолету», следующим шагом стала переделка мотопланера «Ротек» «Пантера-2+». В 1987 г. фирма «Ротек» построила по заказу армии США один имитатор вертолета Ми-24 и один - штурмовика Су-25.
Для имитации силуэта вертолета Ми-24 на планере смонтированы ложные двигатели и фюзеляж, макет подфюзеляжной турели и дополнительное крыло с макетами блоков НАР и направляющих ПТУР. Планер камуфлирован на манер Ми-24, а участки конструкции, которые для вертолета являются лишними, окрашены белой краской с разводами «под облака». Имитация работы двигателей и шума несущего винта осуществляется с помощью магнитофона и динамиков, стрельба из пулеметов - лучом лазера и стробоскопом.
Пилотируемая модель Су-25 сделана по тому же принципу -планер оборудован дополнительным каркасом, обтянутым специальным покрытием, и отдаленно напоминает форму Су-25. Специальное оборудование воспроизводит характерные шумы советского штурмовика и стрельбу из бортовой пушки.
Но даже самые дорогие и совершенные суррогаты не могли полностью заменить Ми-24, тем более, что если ВВС смогли найти неплохой аналог МиГ-21 в своих арсеналах, то в армии ничего даже отдаленно напоминающего русский «крокодил» не было. Аналитики из Пентагона считали совершенно необходимым раздобыть где-нибудь советский вертолет, детально изучить его достоинства и недостатки, после чего по возможности - использовать в процессе боевой учебы.
Охота за «Хайндом» («НАТОв-ская» кличка Ми-24) шла по всему миру. Наконец, в 1985 г. афганские летчики-перебежчики угнали пару Ми-24 в Пакистан. Разумеется, вскоре «пакистанские» вертолеты оказались в США.
 

Вертолет SH-60-F, принадлежащий центру лесного вооружения Топ Ган, служит для имитации атак Российских вертолетов на американские боевые корабли.

 

«Звездным часом» для западных разведок и всяческих «агрессоров» стал 1989 год: рухнула Берлинская стена, а Национальная Народная Армия ГДР прекратила свое существование вместе со страной. Вся боевая техника Восточной Германии досталась ФРГ, а значит, стала доступной и западногерманским союзникам.
Падение Варшавского пакта подвело черту под «холодной войной». Не случайно 1990 год стал роковым для крылатых «агрессоров» ВВС и ВМС, а вот в армии США все обстояло с точностью до наоборот. В ноябре 1990 г. сформировано Командование тактических испытаний и оценки ОРТЕС (Operational Test and Evaluation Command) - единая организация, отвечающая, в том числе и за использования в учебном процессе военной техники советского производства. Такие учения регулярно проводятся на военных базах Форт-Брэгг, Форт-Ракер, Форт-Полк и Форт-Ирвин.
С 1995 г. начали проводиться комплексные двусторонние («голубые силы» и «красные силы») учения армии, ВВС и флота. К ним также привлекались и уцелевшие эскадрильи «агрессоров» ВВС и ВМС. «Агрессоры», естественно, играют за «красные силы» (интересно, что американцы по-прежнему воспринимают нас как «красных»). Авиационная компонента армии США, задействованная в «красных силах», представлена тремя вертолетами Ми-24 (из них один Ми-24П), тремя Ми-8, одним Ка-28, одним Ми-14, одним Ми-2 и двумя антоновскими бипланами. Вся эта техника сведена в 11-й бронекавалерийский полк, иногда именуемый «Красной Гвардией».
История появления этой летающей коллекции советской авиатехники не афишируется. Есть данные, что по крайней мере один Ми-25 получен из Пакистана, откуда второй - неизвестно, но его камуфляж соответствует окраске ливийских вертолетов, применявшихся в Чаде. Ми-14 и Ми-24П -часть наследства армии ГДР, еще один Ми-24 и «восьмерки», возможно, захвачены в ходе операции «Буря в Пустыне». Самолеты и вертолеты подверглись в США незначительной модернизации, заключающейся, главным образом, в установке радиосвязного оборудования американского производства и устройств для имитации и контроля результатов стрельбы. На Ми-2 в окнах сдвижных дверей смонтированы шкворневые установки для пулеметов М249 «Миними» калибра 5,56 мм, а на Ми-24 турельные пулеметы ЯкБ заменили на 20-мм автоматиче¬ские пушки М197.
Вся авиатехника окрашена индивидуально, а каждый самолет или вертолет имеет еще и написанное на борту имя. Как уже отмечалось, один Ми-24 носит ливийский камуфляж, но летает без опознавательных знаков под именем «Patience», второй Ми-24, как и одна из «восьмерок», «принадлежит» армии Саддама Хуссейна. Ми-24П, Ми-2 и оба Ан-2 несут опознавательные знаки в виде красной звезды, вписанной в окружность красного цвета. На Ми-14 и Ка-28 никаких опознавательных знаков нет.
Существование армейских «агрессоров» долго скрывалось. Первое появление Ан-2 на авиашоу в Форт-Брэгге в 1992 г. вызвало если не сенсацию, то по крайней мере большое удивление у публики. Через год «на людях» появились американские Ми-24 и Ми-8. Наконец, в 1995 г. вся имеющаяся в наличии техника (вся ли?) была выставлена на публичное обозрение во время очередного авиашоу в Форт-Блиссе.
Армейские «агрессоры» (хотя в общем-то сам этот термин в армии США не используется, в отличие от авиации ВМФ и ВВС) широко задействованы в различных учениях и даже «наносят удары» по боевым кораблям. Так на маневрах флота в северной части Мексиканского залива в 1995 г. Ми-24 и Ми-8 имитировали атаки крейсера «Анцио» и фрегата «Кэйп Сент-Джордж», входивших в ордер авианосца «Эйзенхауэр».
Интересна оценка американскими специалистами такого, в общем-то антикварного, самолета, как Ан-2. Особое впечатление на янки произвели превосходные взлетно-посадочные характеристики биплана, его маневренность на малых скоростях вблизи земли и малозаметность. Американские РЛС оказались не в состоянии отслеживать «кукурузник» даже при полете на средних высотах. Американцы считают, что по своим характеристикам Ан-2 вплотную приближается к вертолету и идеально подходит для скрытой доставки разведывательно-диверсионных групп за линию фронта. Ну и конечно же, «Антон» вполне подходит и для своей традиционной работы -выброски парашютистов на всяческих шоу, в которых принимают участие «красногвардейцы». Один из американских Ан-2 несет на борту гордую надпись - «Red Baron», сложно сказать чего здесь больше - иронии или уважения.
Сведения о появлении в СССР новых боевых вертолетов «Хокам» (Ка-50) и «Хэйвок» (Ми-28) вызвало в США огромный интерес. Естественно, американцы захотели «прикупить» образцы, тем более что в начале 90-х казалось, будто вся Россия выставлена на распродажу. ВВС США вышли на некую коммерческую фирму, согласившуюся поставить в США «живой» Ка-50. Но к счастью, сделка не состоялась, как, впрочем, пока не состоялось и перевооружение российской армии на новые вертолеты. Пришлось американцам вспоминать опыты с переделкой своих вертолетов в российские.
Разработка вертолета-мишени «Хокам-Х» началась в 1994 г. канадской фирмой «Бристоль Аэрос-пейс» по заказу министерства обороны США. Основой послужил боевой вертолет АН-1 «Кобра»; машину для переоборудования предоставили сами американцы. Также как и Н19/Ми-24, американский «Ка-50» может эксплуатироваться как в пилотируемом, так и в беспилотном режимах.
Модернизация исходного образца включала работы по изменению внешнего облика, электромагнитного и инфракрасного спектров излучений с целью их максимального приближения к показателям «Черной акулы». Носовая часть планера была удлинена на 1,2 м, сымитированы два двигателя, а выхлопная система единственного ГТД вертолета АН-1 переделана так, что струя выхлопных газов выводится через два отдельных сопла, расположенных по бортам фюзеляжа аналогично соплам двигателей Ка-50. Ряд бортовых систем АН-1 пришлось демонтировать или перекомпоновать с целью уменьшения массы вертолета и высвобождения мест для размещения нового оборудования. Первый полет «Хокам-Х» совершил 19 сентября 1997 г. Вертолет официально передан Западному тренировочному центру армейской авиации США (авиабаза Мэрэна, шт. Аризона) 15 февраля 1998 г.
Основной целью модернизации еще одного АН-1 было получение радиолокационной сигнатуры, аналогичной сигнатуре вертолета Ка-50. Внешние формы «Кобры» не изменились, но за счет спецоборудования, имитирующего эхо-сигналы соосного несущего винта вертолета Ка-50, радиолокационная сигнатура максимально приближена к сигнатуре российского вертолета. Первый полет «радиоаналог» совершил в мае 1997 г.
Интерес американского флота к имитации винтокрылой техники нового «союзника» (или все-таки - старого противника?) не простирается так далеко, как у армейцев. В 1997 г. Центру боевого применения военно-морского вооружения и авиации (авиабаза Фаллон) были переданы несколько вертолетов SH-60F для использования в качестве «агрессоров». Вертолеты имеют песочно-коричневую камуфляжную окраску, на бортах нанесены красные звезды и тактические номера в стиле российской армии.
 

 Михаил Никольский. Журнал АвиАМастер, 1/2000

 

 

ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ(читать все статьи)