Главная / Статьи / Вторая чеченская...

Вторая чеченская...

Вторая чеченская...

В сентябре 1999 года пришло время покончить с гнездом терроризма и сепаратизма на Северном Кавказе. Отбив нападение боевиков на Дагестан и ликвидировав местные ваххабитские «анклавы», российские войска начали продвижение в глубь Чечни. Операция была спланирована и подготовлена гораздо более тщательно, чем первый, во многом спонтанный «бросок на Грозный» декабря 1994-го.
По состоянию на 23 сентября 1999 г. в составе федеральной группировки на Северном Кавказе насчитывалось 68 вертолетов, в том числе 32 Ми-24, 26 Ми-8, 2 Ми-9 и 8 Ми-26. Стоит отметить, что по сравнению с афганской войной численность вертолетного парка практически такого же по численности воинского контингента была меньше в четыре раза.

Создание на первом этапе боевых действий трех группировок наземных войск (с кодовыми названиями «Север», «Восток» и «Запад»), а в последующем и четвертой («Юг» и далее - Горной) заставило командование авиацией отказаться от централизованного применения армейской авиации и перейти на закрепление авиационных подразделений за конкретными направлениями.
Так, 12 вертолетов (аэродром Каспийск) были закреплены за восточным направлением, 16 (площадка Большебредихинская) - за северным и 10 (аэродром Гизель) - за западным. Остальные 30 вертолетов базировались на аэродроме Моздок и привлекались в случае необходимости для усиления соответствующих группировок.

  

Набивка патронных лент к пушке МИ-24П

 По мере продвижения войск для повышения эффективности использования авиатехники и оперативного реагирования ежедневно выделялись группы вертолетов (2-3 Ми-8, 2-4 Ми-24) с соответствующим обеспечением и базированием на командных пунктах (КП) направлений.
При выполнении задач по высадке тактических воздушных десантов в горах определялись базовые площадки (Торгим, Ботлих), на которых находилось по 8-10 вертолетов Ми-8. Их экипажи совершали посадки на необорудованные площадки в горах на высоте 2000-3000 м над уровнем моря.
Вертолетная авиация в районе конфликта различалась также по ведомственной принадлежности. Свои вертолеты есть у Министерства обороны, МВД, МЧС и пограничников. Их машины имеют и внешние отличия: например, хвостовая балка вертолетов МВД опоясана белой полосой, поэтому армейцы в шутку прозвали их «перевязанными» или «забинтованными». У вертолетов погранвойск белая полоса охватывает заднюю часть фюзеляжа.

 

Красные псы - самолеты 4-й воздушной армии.

 

Большинство вертолетчиков имеет богатый боевой опыт. Афганистан, Таджикистан, Абхазия, «первая Чечня»... Трудно найти в Объединенной группировке войск на Северном Кавказе летчика, который не побывал хотя бы в одной из этих «горячих точек». Зато много тех, кто участвовал в нескольких войнах. То есть, здесь собрались самые опытные экипажи со всей России. Те, кто работает на Северном Кавказе, за неделю «накручивают» столько часов налета, сколько для авиаторов в иных авиационных частях и соединениях в наше небогатое керосином и запчастями время считается хорошей годовой нормой.
В конце сентября в районе Терского хребта российские войска впервые столкнулись с ожесточенным сопротивлением. 3 октября отмечена первая боевая потеря авиаторов на территории Чечни: в 9:46 в районе села Толстой Юрт разбился выполнявший разведывательный полет штурмовик Су-25 из 368-го ШАП. Летчика подполковника Хмелевско-го найти не удалось. На следующий день поиск продолжили, при этом в 18:00 над Чечней пропал разведчик Су-24МР из состава 11-го РАП. Оба члена экипажа - штурман старший лейтенант Смыслов и пилот майор Стукало поначалу числились пропавшими без вести, но вскоре командование признало, что один из них погиб, а судьба другого остается неизвестной.


 

Остатки от чеченского Ан-2

 

Через две недели Смыслову удалось бежать из чеченского плена. А 24 октября мятежники обменяли тело одного из погибших в начале месяца летчиков на тела двух боевиков.
5 октября премьер-министр Владимир Путин заявил, что около трети территории и 30 населенных пунктов Чечни находятся под контролем федеральных сил, которые вышли на линию Терека. Президент непризнанной «Республики Ичкерия» Аслан Масхадов по республиканскому телевидению объявил о введении военного положения на подконтрольной ему территории.
На этом этапе авиация, обеспечивая продвижение войск, наносила бомбо-штурмовые удары по передовым позициям, укрытиям и огневым точкам противника. Надо отметить, что от предыдущей чеченской кампании данная операция отличалась максимально широким использованием российской армией всей доступной огневой мощи.

 

Звено "Грачей" вернулось с боевого задания.

 

Занятие очередных рубежей предварялось активной «обработкой» противника артиллерией и авиацией, которые не жалели боеприпасов. Это способствовало значительному росту потерь среди боевиков и снижению количества жертв среди российских войск, а также заметно влияло на моральное состояние противоборствующих сил.
Стоит сказать несколько слов по поводу тактики действий ударных вертолетов. Действуют они всегда парами. На аэродроме в трехминутной готовности находится следующая пара и в десятиминутной - спасательный вертолет Ми-8 с группой спецназа. «Стандартная» атака выглядит так: пара «вертушек» заходит на цель поочередно с противоположных направлений, навстречу друг другу. При подходе к цели первый прекращает огонь и отворачивает на второй заход, в это время второй выстреливает практически весь боекомплект Основное оружие вертолетчиков, так же, как и в афганской и «первой чеченской» войнах - НАРС-8иС-13. По особо важным точечным целям применялись ПТУР «Штурм» и «Атака». При действиях в «зеленке» на вертолеты, помимо блоков НАР, нередко подвешивали пушечные контейнеры. В случае опасности или при обнаружении более трудных и хорошо защищенных целей вызывались штурмовики Су-25 с фугасными (ФАБ-100 и ФАБ-500) или бетоно-бойными бомбами.
 

Су-25 с четырьмя блоками НАР Б-8М.

 

Основным источником информации при планировании авиаударов являлись карты, подготовленные на основе полетов Су-24МР, а также сведений, доставляемых разведгруппами, которые забрасывались в тыл к противнику. К сбору разведданных привлекли и специально переброшенный для участия в операции единственный беспилотный разведывательный комплекс «Строй-П», доказавший в Чечне свою эффективность. В октябре-ноябре 1999-го Су-24 и Су-25 в среднем за день выполняли до 40 боевых вылетов. Вылеты производились как с близлежащих аэродромов Буденновск и Моздок Северо-Кавказского ВО, так и с лежащего в Поволжье Ахтубинска, где использовался аэродром ГК НИИ ВВС.
Аэродром Моздок расположен на удалении 100 км от города Грозный, Буденновск - на удалении 220 км, остальные - на расстоянии 600-700 км. Учитывая это, в целях сокращения подлетного времени при нанесении ударов и ведения разведки штурмовая и разведывательная авиация в основном была сосредоточена в Моздоке и Буденновске. Истребительная авиация действовала с аэродромов постоянного базирования, хотя это существенно ограничивало ее возможности.
Российское командование постаралось создать условия для того, чтобы как можно больше летчиков приобрели в Чечне реальный боевой опыт. Например, в дополнение к полку Су-25, размещенному в районе боевых действий на постоянной основе, с определенной периодичностью туда перебрасывались полки из других округов, которые работали «вахтовым» методом. Таким образом, над Чечней постоянно действовали два авиаполка ВВС и вертолетные части армейской авиации, базирующиеся на ее территории.
 

Новогодние подарки бандитам.

 

Преимущества такой схемы очевидны. Помимо общего наращивания мощи авиационной группировки, прибывающие экипажи «из первых рук» получали уроки боевого опыта, изучали особенности работы и районов базирования, тонкости поиска целей, прицеливания и использования разных видов оружия в горах и «зеленке».
Существует и другая схема: самолеты остаются на аэродромах базирования, и происходит ротация экипажей. В этом случае на самолетах работают уже опытные летчики, многих из которых можно смело причислить к асам. В основном это командиры полков, их заместители, командиры эскадрилий.
15 октября 1999 г. командующий Отдельной Группой Войск в Чечне генерал Виктор Казанцев заявил, что со следующего дня войска приступают ко второму этапу контртеррористической операции, в ходе которого все бандформирования будут уничтожены. Задача, прямо скажем, была не из легких: по оценкам военных экспертов, к тому моменту в Чечне «под ружьем» стояло до 10 тысяч боевиков, на вооружении которых все еще оставалось примерно 15 танков, 3 САУ, 5 систем залпового огня «Град», около 20 полевых орудий, 16 ЗУ и до 40 ПЗРК.
23 октября части 58-й Армии смогли взять под контроль чеченско-ингушскую границу на всем ее протяжении. Авиация и артиллерия продолжали наносить удары по базам боевиков в районе Бамута, Радужного и Ачхой Мартана. Летчики рапортуют о множестве пораженных целей. Так, в сводках за 26 октября числятся уничтоженными 2 БТР, 1 БМП, 10 автомобилей и 3 склада ГСМ.
Конец октября отмечен практически полным («восьмидесятипроцентным», как сообщали официальные лица) окружением Грозного. Одновременно части спецназа ВДВ и морской пехоты вступили в Гудермес (полный контроль над этим важным городом и транспортным узлом был установлен только 12 ноября). Активно действует авиация: так, в Грозном точечными ударами разрушены дома Шамиля Басаева и еще нескольких влиятельных «полевых командиров». Однако самим главарям бандформирований на этот раз удалось избежать возмездия.
Между тем, боевики продолжали всеми силами оборонять Аргун и Грозный. Надо отметить, что масхадовцы на этом этапе еще пытались вести войну подобно регулярной армии, удерживая территорию и населенные пункты. Так они надеялись выиграть время пока давление «миротворцев» извне и подрывная деятельность «правозащитников» внутри России не заставят военно-политическое руководство страны пойти на переговоры. Но в этот раз они просчитались. Ни о каких перемириях и «втором Хаса-вьюрте» не могло быть и речи. Зато под градом снарядов, бомб и ракет гибли тысячи отборных головорезов, что в конечном итоге подорвало базу для широкомасштабной партизанской войны. С 25 ноября в зоне конфликта появилась новая авиатехника - два боевых вертолета Ка-50, проходивших в Чечне войсковые испытания. Но действовали они весьма осторожно, с больших высот и под прикрытием других винтокрылах машин. Новейшие изделия боялись подвергнуть излишнему риску. Ведь потеря такого вертолета стала бы нокаутирующим ударом по престижу не только камовской фирмы. В результате реальный вклад этой пары в боевые действия был минимальным.
 

Карандаши -НАР С-8, основное оружие Российских вертушек.

 

13 декабря в районе Бачи-Юрта по техническим причинам разбился второй Су-25. Чеченцы, разумеется, тут же поспешили заявить о «победе» своих зенитчиков. Самолет пилотировал командир 368-го ШАП Герой Российской Федерации полковник С.К.Борисюк. В тот же день из-за плохой погоды начать поиск летчика не удалось, и лишь на завтра была организована целая спасательная экспедиция. Пилота отыскали и спасли, однако ценой за это стали два вертолета: Ми-8, приданный из Ленинградского ВО, и Ми-24. Погибло шесть человек. По сообщению из официальных источников катастрофа Ми-24 произошла из-за того, что во время атаки при выходе из блока самопроизвольно взорвалась неуправляемая ракета С-13.

 

Карандаши -НАР С-8, основное оружие Российских вертушек.

 

Боевые действия выявили ряд проблем в ВВС России. Прежде всего, это отсутствие на вооружении многофункционального ударного самолета нового поколения, пригодного для применения в любое время суток и в сложных метеоусловиях, способного осуществлять самостоятельный поиск целей и их поражение с использованием высокоточного оружия. В Чечне же до сих пор используются далеко не новые Су-24 и Су-25.
Применение Су-24 для непосредственной поддержки войск было признано нецелесообразным еще на основе опыта первой чеченской войны из-за низкой точности прицельно-навигационного комплекса (ПНК) в режиме оперативной цели (особенное условиях горной местности) и невозможности их перенацеливания без предварительной прошивки координат цели. Поэтому Су-24 применялись исключительно для ударов по заранее намеченным объектам. Однако и при таком положении в частях не хватало пультов прошивки ПВД-10 и аппаратов размножения программ ИВА-01. По этой причине существенно увеличивалось время подготовки самолета к очередному вылету.
 

Тяжелые военно-транспортные вертолеты МИ-26, возят над Чечней и пассажиров и грузы.

 

Применение Су-25 для непосредственной поддержки сухопутных войск признано удовлетворительным. А сам «Грач» уже давно зарекомендовал себя как надежная, безотказная и чрезвычайно живучая машина. Но, как говорится, возраст дает о себе знать...
Из современных машин в операции участвовали только Су-25Т. Именно этими самолетами при помощи УР Х-25МЛ в первые дни операции были уничтожены самолет Ан-2 и РЛС на аэродроме в Грозном, станция космической связи, ретранслятор и другие цели.
Параллельно с решением ударных и разведывательных задач ВВС и армейская авиация проявили готовность к выполнению функций контроля воздушного пространства. И хотя фактов нарушения госграницы вертолетами и легкомоторной авиацией не зарегистрировано, командование приняло меры по усилению радиолокационного и визуального наблюдения. В интересах командования ПВО было организовано постоянное дежурство двух Су-27, а также штурмовиков Су-25 и вертолетов Ми-24.
До 80% огневых задач во второй чеченской кампании выполнялось силами авиации (в первой - до 70%). Поэтому экстремисты всеми силами пытались бороться с воздушной угрозой. По некоторым данным, командование бандформирований и их зарубежные «спонсоры» установили «премии»: за каждый сбитый российский самолет - 50 тысяч долларов, за вертолет - 10 тысяч.
 

МИ-8МТКО с шариком оптико-электронной прицельной системы.

 

Боевики применяли против авиации преимущественно стрелковое вооружение: от крупнокалиберных пулеметов до снайперских винтовок. В гораздо меньших масштабах, чем в 1994-96 годах, отмечалось применение ЗУ. Большинство этих установок, доставшихся чеченцам при выводе с территории республики российских войск в 1992 году, было «выбито» еще в первую кампанию.
В ходе боев неоднократно поступали доклады экипажей о пусках по ним ракет ПЗРК, однако результативность стрельбы оставалась достаточно низкой (по всей видимости, вследствие слабой подготовки операторов). Возможно также, что за выстрелы ПЗРК летчики порой принимали залпы обычных противотанковых гранатометов. Стрельбу из РПГ по низколетящим вертолетам широко практиковали еще афганские душманы и от них этот опыт переняли чеченские боевики. О реальном количестве ПЗРК, попавших в руки террористов, до сих пор можно только гадать. Представители ФСБ в октябре 1999 года обнародовали факт передачи чеченским эмиссарам афганскими талибами четырех «Стингеров». Сообщалось также, что боевикам удалось где-то закупить четыре российских ПЗРК «Стрела». Однако, судя по всему, обе эти цифры были сильно занижены. Позже появились сообщения о попытке доставки в Чечню из Грузии семи «Стрел», но эту партию удалось перехватить и конфисковать.
 

Ми-8МТВ авиации внутренних войск.

 

В январе 2000 года ожесточенные бои в Чечне продолжались. Большая часть Грозного по-прежнему оставалась в руках боевиков, хотя в некоторых окраинных районах (например, Старопромысловском и Катаяме) уже закрепились российские войска. В эти дни летчики работали с максимальной интенсивностью, буквально пробивая ракетами и бомбами дорогу пехоте, штурмовавшей столицу республики. Приведем статистику боевых вылетов только за 10 дней: с 16 по 25 января (цифры округленные): 16 - 110, 17 - 150, Т8 -180, 19-200,20- 160, 21 - 160,22-100,23- 160,24-250,25-150.
28 января российские ВВС понесли тяжелую утрату: в районе Аргунского ущелья при высадке группы бойцов был смертельно ранен один из самых популярных вертолетчиков России командир 325-го ОТБВП полковник Герой России (за первую чеченскую кампанию) Николай Майданов. Пулеметной очередью также был тяжело ранен также штурман, пули задели и борттехника, однако экипаж с умирающим командиром сумел выполнить вынужденную посадку и спасти солдат.
 

 

Ми-8 с установкой Мака - системы предупреждения о пуске зенитных ракет

 

К началу февраля, по данным федерального командования, освобождено уже 50% территории города Грозный. А незадолго до этого почти в тысяче километров от Чечни произошел нелепый случай, приведший к самой крупной потере матчасти федеральной авиации за всю войну. В ночь с 29 на 30 января на аэродроме в Ахтубинске (Астраханская область) разом сгорели три бомбардировщика Су-24М. Пострадали машины, подготовленные к вылету на бомбардировку. Самолеты стояли полностью заправленные и снаряженные боеприпасами, когда из-за ошибки водителя теплового автомобиля ТМ-59Г рядового Сергея Сафронова, чистившего рулежки от снега, его машина врезалась в топливный бак самолета. На стоянку хлынул керосин, тут же вспыхнувший от факела «жар-птицы» (аэродромное прозвище ТМ-59Г). Перепуганный водитель, бросив машину, убежал в поле. Подоспевшие пожарные больше часа тушили пожар на стоянке, но огонь полностью уничтожил звено бомбардировщиков.
Первоначальная версия о диверсии чеченских террористов в расследовании не подтвердилась: как оказалось, бессменно работавший водитель сутками не покидал машину, был измотан до крайности и попросту заснул за рулем, из-за чего косвенными виновниками происшествия были признаны и его командиры.
 

Вертолеты Ка-50, прибывшие в Чечню из торжского ЦБП

 

В тот же трагический для российской авиации день 30 января в районе Харсеноя был сбит Ми-24. Экипаж в составе командира звена майора Андрея Завитухина и штурмана звена капитана Алексея Кириллина погиб. Вертолетчики совершили «огненный таран», направив свою горящую машину на зенитную установку боевиков, и спасли таким образом прикрываемый ими Ми-8.
6 февраля заместитель командующего ОГВ на Северном Кавказе генерал-лейтенант Геннадий Трошев заявил, что Грозный освобожден и начинается его зачистка. С этого момента основная тяжесть боев переместилась в Аргунское ущелье, где по некоторым данным концентрировалось до 3000 боевиков. Авиация продолжала действовать с высокой активностью: за день выполнялось от 100 до 150 боевых вылетов. Не обошлось без жертв: 18 февраля пулеметным огнем сбит вертолет Ми-8, в котором погибло 15 военнослужащих. К концу февраля Аргунское ущелье было очищено от незаконных вооруженных формирований. Единственным относительно крупным населенным пунктом, удерживаемым боевиками, оставалось горное село Шатой. 21 февраля Главком ВВС РФ А. Корнуков заявил следующее: «ВВС в Чечне выполнили свои основные задачи по уничтожению баз и опорных пунктов боевиков. Через 15-30 дней начнется передислокация к местам постоянного базирования авиагруппировки, базирующейся в Моздоке».
С этого момента боевая активность федеральной авиации резко сократилась: в день самолеты и вертолеты выполняли не более 30 вылетов: в основном - на разведку и «свободную охоту» (самостоятельный поиск и уничтожение целей).
 

Белая ООНовская восьмерка, прибывшая в чечню после загранкоммандировки на Балканах.

 

Однако война была еще далеко не закончена. В горных районах продолжали скрываться крупные бандгруппировки общей численностью в несколько тысяч человек.
В начале марта стали появляться сообщения о наличии у боевиков легкомоторной авиации. 5 марта спецназ уничтожил взлетно-посадочную полосу, оборудованную на льду Голубого озера. Высказывалось предположение, что отсюда боевики предполагали эвакуировать тяжело-раненного при прорыве из Грозного Шамиля Басаева.
16 марта в Шалинском районе обнаружена и уничтожена еще одна ВПП и самолет Як-18. Ранее отмечался захват разобранного легкого самолета «Авиатика» МАИ-890 российского производства. Согласно документам самолет был приобретен на заводе представителями одного из ближневосточных государств. Всего же, по данным командования ВВ, за 2000 год на территории Чечни при зачистках было обнаружено и изъято четыре летательных аппарата.
С 13 по 15 марта федеральные силы при поддержке артиллерии и авиации провели успешный штурм села Первомайское. Вскоре было объявлено, что авиагруппировка в Чечне сокращена до минимума. Количество попытались компенсировать качеством. В Чечне приступили к боевой работе два вертолета Ми-8, оснащенные аппаратурой для ночных полетов. Пилотировали их заводские летчики-испытатели. Однако уже в ночь с 26 на 27 марта один из этих вертолетов потерпел аварию в районе Нальчика.
 

Подготовка к боевому вылету Ми-24 по имени Туз

 

18 апреля 2000 года заместитель начальника ГШ ВС РФ В. Манилов заявил, что военная операция в Чечне завершена. Однако столь оптимистичное заявление не означало прекращения действий авиации: количество заданий не снижалось, а даже несколько возросло: так, за 25 апреля самолеты и вертолеты совершили 72 вылета.
7 мая 2000 года в районе села Беной-Ведено ракетой ПЗРК сбит разведчик Су-24МР, вылетевший из Моздока. После ста вылетов спасательной службы были обнаружены и эвакуированы тела двух летчиков: майора Юрия Казакова и капитана Евгения Курдюмова. На месте катастрофы удалось подобрать и бортовые самописцы.
Таким образом, впервые зафиксирован случай удачного пуска ПЗРК. Боевик со «Стингером» в этот раз действовал хладнокровно и грамотно. Он появился на огневой позиции в нужное время и специально выбрал наилучшее положение для стрельбы - после очередного разворота самолета.
Через неделю в горной части Чечни потерпел аварию Ми-8. Тяжелое ранение получил командир экипажа. Еще один вертолет в тот же день упал вблизи Моздока. Причиной инцидента стала техническая неисправность.
По данным Главнокомандующего ВВС генерала Корнукова со 2 августа 1999-го (начало ваххабитского вторжения в Дагестан) до 3 января 2000 года российская авиация, участвующая в контртеррористической операции, совершила более 16500, вылетов, из которых примерно 11000 приходилось на вертолетчиков. С 3 января по 24 февраля было совершено еще 4789 боевых вылетов. Таким образом со 2 августа 1999 года по 24 февраля 2000 года {примерная дата окончания «активной фазы» чеченской войны и перехода от регулярных боевых действий к антипартизанским акциям) российской авиацией было выполнено не менее 21289 боевых вылетов.
За период с 23.09.1999 г. по 31.03.2000 г. налет армейской авиации составил 7233 ч. Несмотря на сложные метеорологические условия, ежедневный средний налет вертолетов составлял от 4 до 6 часов.
А вот данные результативности только одной вертолетной части из состава ЛВО, воевавшей в Чечне с октября 1999-го по март 2000 года: всего совершено 3130 вылетов с налетом 1.622 часа. За это время силами части уничтожены: 1 танк, 5 БТР, 61 опорный пункт, 20 наблюдательных пунктов, 28 минометных расчетов, свыше 100 огневых точек (включая расчеты ДШК) и почти 1100 бандитов. За этот же период перевезено около 9 тысяч человек, 1360 раненых, доставлено более 82 тысяч тонн различных грузов.
За период с августа 1999-го по август 2000 года 15 вертолетчиков были удостоены звания Героя России и еще более 1500 авиаторов были награждены орденами и медалями.
По состоянию на 1 августа 2000 года потери российских ВВС и авиации Сухопутных войск в ходе контртерористической операции на территории Чечни и Дагестана (то есть примерно за год) составили 5 боевых самолетов (3 Су-25 и 2 Су-24) и 13 вертолетов (10 Ми-8, 2 Ми-24 и 1 Ми-26).

Большинство этих потерь приходится на небоевые причины. К примеру, из 10 потерянных «восьмерок» только две были сбиты зенитным огнем и еще две -уничтожены боевиками на ботлихском аэродроме Дагестана в самом начале конфликта. Еще 10 винтокрылых машин (преимущественно -Ми-24) получили боевые повреждения различной тяжести.
Интересно, что потери в единицу времени оказались гораздо ниже, чем в афганской войне, где наши в среднем за год теряли по 10 самолетов и 35 вертолетов, и даже ниже, чем в нынешней «бескровной» операции США на территории Афганистана, где американцы за первые полгода потеряли 5 самолетов, 9 вертолетов и 15 БПЛА...
К лету 2000 года основные силы боевиков были разгромлены, а крупные банды ликвидированы. Но война продолжалась, перейдя в партизанско-террористическую фазу. Тлеет она и сейчас. А значит, нам еще предстоит вернуться к этой столь важной для всех россиян теме...
 

 

Михаил Жирохов, Виктор Марковский. Журнал "Авиамастер", № 6, 2002г

ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ(читать все статьи)