Главная / Статьи / Из истории армейских вертолетов

Из истории армейских вертолетов

Из истории армейских вертолетов

Родившись как транспортно-связное средство, винтокрылые летательные аппараты сразу же начали расширять границы своего применения, прежде всего в военной области. Уже в 1931 г. вооруженные силы США закупили несколько автожиров Питкера и Келлета, которые должны были решать задачи разведки, корректировки, связи, снабжения и участвовать в поисково-спасательных операциях как в армии, так и на флоте.

В 1933 г. винтокрылы хорошо проявили себя во время военных маневров в Великобритании, после чего английская армия заказала у испанской фирмы Сиерва пять автожиров С-40. Весной 1940 г. эти машины использовались для связи в ходе боевых действий во Франции, однако были потеряны при эвакуации английского экспедиционного корпуса из Дюнкерка. В январе 1944 г. Великобритания приобрела в США партию опытных вертолетов Сикорский YR-4B. При транспортировке на судах эти вертолеты нередко привлекались для поиска подводных лодок. В Англии YR-4B поступили сначала в исследовательские и научные центры, а затем в 529-й эскадрон.
Довольно большое количество военных автожиров LeO C-30 имела к началу второй мировой войны Франция: 52 - в армии и 8 - на флоте. Французская винтокрылая авиация принимала участие в военных действиях вплоть до капитуляции Франции в мае 1940 г.
В Германии первая и единственная вертолетная часть ( 40-я транспортная эскадрилья) была сформирована в начале 1945 г. На ее вооружении состояли вертолеты Фокке-Ахгелис Fa-223 и Флетнер FI-282. Эскадрилья занималась корректировкой артиллерийского огня, а также выполняла транспортные и связные операции на Восточном фронте. Кроме того, для подводных лодок было построено около двухсот буксируемых планеров-автожиров, "летающих перископов", Фокке-Ахгелис Fa-330.
 

Вертолет Сикорский R-4B

 

Япония начиная с 1941 г. использовала несколько автожиров Каяба КА-1 для поиска подводных лодок. В СССР проектирование первого автожира началось в ноябре 1928 г. под руководством Николая Ильича Камова при поддержке Осоавиахима. 25 сентября 1929 г. автожир KACKP-I совершил свой первый полет. В январе 1931 г. этот экземпляр был оснащен двигателем вдвое большей мощности и получил обозначение КАСКР-И. В октябре Камов возглавил конструкторскую бригаду ЦАГИ, которая занялась разработкой первого боевого автожира А-7. Опытный экземпляр А-7 поднялся в воздух 20 сентября 1934 г. В 1939 г. Камов был назначен начальником бригады опытного завода, строившего го¬ловную серию автожиров А-7-За, а еще через год - директором первого в нашей стране завода винтокрылых летательных аппаратов. Его заместителем стал М.Л. Миль.
В июне 1941 г. по инициативе Камова была сформирована 1-я отдельная корректировочная эскадрилья из пяти А-7-За. В августе-сентябре 1941 г. она в составе 24-й армии приняла участие в Смоленском сражении. При отступлении Красной Армии к Москве три машины были потеряны, а остальные в боях больше не использовались. Надо заметить, что камовский А-7-За был единственной винтокрылой машиной второй мировой войны, имевшей мощное вооружение: три пулемета, бомбы весом до 400 кг или шесть ракетных снарядов.
 

Транспортно-десантный вертолет МИ-4

 

Жесткие условия войны потребовали прекращения работ по перспективным направлениям в промышленности. В 1943 г. завод был расформирован, а его сотрудники направлены на различные предприятия.
Единственной страной, применявшей винтокрылые летательные аппараты во второй мировой войне, были США. С апреля 1944 г. вертолеты Сикорский VS-316 (армейское обозначение R-4B) приняли участие в боевых операциях на севере Бирмы и на востоке Индии. В основном они занимались снабжением очагов обороны в джунглях, эвакуацией раненых, обеспечением действий коммандос. С учетом опыта эксплуатации R-4B фирма Сикорского разработала вертолеты S-47, S-48 и S-49. До конца войны США построили около 400 вертолетов, из которых были сформированы специализированные вертолетные части с подразделениями технического обслуживания и ремонта.
После окончания второй мировой войны вертолеты достаточно широко применялись в локальных войнах и конфликтах. Так, в Малайе в 1948 г. для переброски пехотных подразделений английская армия задействовала 26 вертолетов S-51, которые выполнили около 20 тыс. боевых вылетов.
Однако настоящее признание вертолеты получили только в Корейской войне (1950-1953 гг.). Если к ее началу армейская авиация США имела 1186 самолетов и всего 56 вертолетов, то вскоре после окончания - 2518 самолетов и уже 1140 вертолетов. В Корее винтокрылые машины выполняли свои традиционные задачи: транспортные, разведки и корректировки, поиска и спасения. Например, только за один день Инчхонской десантной операции 12 вертолетов совершили 262 вылета, перебросив 2 тыс. солдат и 50 т груза.
 

Многоцелевой вертолет UH-1C Ирокез

 

Основными типами армейских вертолетов были: Белл ОН-13, Хиллер Н-23 "Рейвен", Сикорский Н-5 и Н-19 "Чикасо", Пясецкий UH-25 "Армимул", часть из них оснащалась для самообороны пулеметным вооружением.
Корейская война показала отставание СССР от США в области вертолетостроения. Единственной советской работоспособной машиной в то время был Ми-1, мелкосерийное производство которого велось с 1950 г. Поэтому в октябре 1951 г. было принято постановление правительства о разработке двух вертолетов: среднего десантно-транспортного вертолета - в ОКБ .Л.Миля и тяжелого транспортного - в ОКБ А.С.Яковлева. Уже через семь месяцев после начала проектирования ОКБ М.Л.Миля выпустило первый опытный образец вертолета ВД-12 (Ми-4).
Освоение серийного производства Ми-4 шло параллельно с изготовлением опытных экземпляров, что позволило уже в конце 1952 г. приступить к его войсковым испытаниям в 239-м гвардейском авиационном полку. С этого момента численность вертолетов в авиационном парке Вооруженных Сил СССР стала неуклонно расти: если в 1952 г. Министерство обороны СССР получило от промышленности 6685 самолетов и 38 вертолетов, то в 1954 г. -5617 самолетов и уже 117 вертолетов. С появлением современного десантно-транспортного вертолета стала возможна отработка новых форм боевых действий войск. Так, 10 сентября 1956 г. во время учений после воздушного ядерного взрыва мощностью 40 килотонн примерно в 500-600 метрах от его эпицентра с вертолетов Ми-4 был высажен десант 345-го парашютно-десантного полка (272 человека). Учения подтвердили возрастающую роль вертолетных десантов в современной войне.
 

Боевой вертолет AH-1W Супер Кобра

 

Следующим этапом использования винтокрылых машин стала война в Алжире (1954-1962 гг.), в ходе которой французские вертолеты впервые выполняли задачи огневой поддержки при высадке десантов. Для этого они оснащались стрелково-пушечным и ракетным вооружением, принимались меры и для повышения их боевой живучести: проектировались топливные баки, устанавливалась бронезащита экипажа. В составе группировки французских войск в Алжире действовали 22-я и 23-я вертолетные эскадры, в которые входило около 250 машин: американские Белл 47G, Сикорский S-55, S-58, Вертол Н-2В и С, английские Уэстленд S-55 и французские S.O. 1221 "Джинн" и S.E. 3180 "Алуэтт II". За шесть лет войны эскадра выполнила более 35 тыс. вылетов, потеряв всего 6 машин.
В 1960 г. к оснащению вертолета вооружением приступила и американская армия. На серийный транспортный UH-1C "Ирокез" в различных комбинациях устанавливались: носовой 7,62-мм турельный пулемет, 40-мм гранатомет, пушки калибра 20 мм, противотанковые управляемые ракеты (ПТУР) SS-11 французской разработки и неуправляемые авиационные ракеты (НАР). Успешные испытания убедили военных в возможности создания специализированного боевого вертолета. На основе гражданского Белл 47 была разработана боевая машина Белл 207 "Сиукс Скаут". После ее испытаний в 1963 г. армия США объявила конкурс на лучший проект вертолета огневой поддержки по программе AAFSS (Advanced Aerial Fire Support System). Конкурс выиграл проект винтокрыла Локхид CL-840, в дальнейшем получившего обозначение АН-56А "Шайен". Из-за выявленных серьезных недостатков его серийное производство было прекращено. Армия США, воевавшая в Южном Вьетнаме, крайне нуждалась в вертолетах огневой поддержки и сопровождения, более эффективных, чем UH-1B, поэтому было принято решение о закупке Белл AH-1G "Хью Кобра", созданных на базе несущей системы UH-1C. В июне 1967 г. начались поставки "Кобр" в войска, а уже в сентябре появились первые сообщения об их боевом применении.
Если в Корее вертолет окончательно доказал свое право на использование в армии, то в Индокитае (война 1964-1975 гг.) он стал ее неотъемлемой частью, такой же, как самолет, танк или бронетранспортер. В июле 1965 г. была сформирована 1-я аэромобильная дивизия, которая имела 428 штатных вертолетов (разведывательные ОН-13 "Сиукс", огневой поддержки UH-1B, многоцелевые UH-1D и тяжелые транспортные СН-47 "Чинук") и за один рейс могла перебросить по воздуху треть своего личного состава с вооружением и боевой техникой. В октябре того же года дивизия была направлена во Вьетнам и до момента вывода американских войск оставалась самым эффективным соединением - аэромобильные части оказались идеально приспособленными для ведения войны с партизанами - войны без линии фронта. К середине 1967 г. армия США имела во Вьетнаме около 2000 вертолетов, а в 1968 г. - уже 4200. Кроме того, вертолеты входили в состав ВВС и ВМС. Примерно 20% этих машин были укомплектованы бортовым вооружением.
С января 1962 г. по март 1970 г. армейская авиация США выполнила около 24 млн. вылетов, из них примерно 18 млн. - боевых. Вертолеты перевезли 1,5 млн. военнослужащих и более 150 тыс. тонн грузов, эвакуировали более 150 тыс. раненых, причем даже из районов Ханоя и Хайфона.
 

Вооруженный транспортно-десантный вертолет МИ-8МТ

 

Вертолеты огневой поддержки, для оснащения которых в США было создано около пятидесяти систем стрелково-пушечного и ракетного вооружения, успешно использовались для уничтожения целей на территории Южного Вьетнама. За десять лет войны США потеряли около 3 тыс. вертолетов, из них только 800 были сбиты в воздухе, а остальные - уничтожены на земле или разбились в результате летных происшествий. Потери экипажей составили более 2 тыс. человек.
На заключительном этапе вьетнамской войны вертолеты впервые использовались в качестве носителей эффективного противотанкового оружия. Так, в боях за город Анлок в марте 1972 г. два южно-вьетнамских вертолета UH-1B, вооруженные ПТУР "ТОУ", выпустив 89 ракет, уничтожили 26 танков.
Не менее удачно действовали противотанковые вертолеты в ходе арабо-израильской войны 1973 г. Например, 8 и 9 октября египетские Ми-4, совершив около 30 вылетов, уничтожили половину танков одной из бригад 162-й израильской бронетанковой дивизии. Спустя пять дней 18 израильских вертолетов взяли реванш у перевала Митла - в одном из вылетов они поразили 90 танков, не потеряв ни одной машины.
В СССР работы по оснащению вертолетов вооружением началась практически одновременно с США. В 1958 г. был испытан вариант Ми-4 с балками для подвески четырех блоков НАР калибра 57 мм. В 1960 г. с вертолета Ми-1 был проведен первый экспериментальный пуск ПТУР 9М14М "Малютка", имевшей ручное наведение по проводам. В 1963 г. на испытания вышел Ми-1 с комплексом управляемого ракетного вооружения К-1В, в состав которого входили ПТУР 9М17М "Фаланга-М" с ручным наведением по радиолинии. Однако для Ми-1 этот комплекс оказался слишком тяжелым, что привело к прекращению дальнейших работ. В 1967 г. был создан вертолет Ми-4АВ, вооружение которого включало 12,7-мм пулеметную установку, шесть 16-ствольных блоков НАР калибра 57 мм, четыре ракеты "Фаланга-М" в ручном по радио режиме наведения. Ми-4АВ стал первым советским серийным вертолетом, оснащенным противотанковым управляемым вооружением (ПТУВ). Всего в вариант Ми-4АВ было переоборудовано около двухсот "четверок".
Преемником Ми-4 должен был стать разработанный в 1961 г. вертолет Ми-8 с турбовальными двигателями. Уже в процессе проектирования планировалось оснастить вертолет вооружением. "Восьмерка" оказалась на редкость удачной машиной и располагала большими возможностями модернизации. В 1971 г. прошел испытания Ми-8ТВ, в состав вооружения которого, кроме пулеметного и неуправляемого ракетного оружия, входил комплекс ПТУВ 9П513 с четырьмя ПТУР "Фаланга-М", а в 1974 г. - Ми-8ТБ с шестью ПТУР "Малютка".
Первое боевое крещение отечественные вертолеты получили в трехнедельном индо-пакистанском вооруженном конфликте в декабре 1971 г. Индия закупила около ста вертолетов Ми-4 в 1960 г. после конкурса, в котором "четверка" одержала победу над американским вертолетом Сикорский S-62B. Три транспортные эскадрильи Ми-4 приняли активное участие в военных действиях: только с 11 по 15 декабря 1971 г. "четверки" перевезли 2790 десантников и 90 т грузов, а однажды группа вертолетов в течение дня за 17 ч перебросила пехотный батальон в составе одной тысячи человек и 31 т грузов. Несмотря на сложные условия горной местности, Ми-4 показали высокую живучесть и надежность -за весь период конфликта было потеряно только две машины.
 

Транспортно-боевой вертолет Ка-29

 

Боевым дебютом Ми-8 стал сирийско-израильский вооруженный конфликт 1973-1974 гг. Хотя "восьмерки", в отличие от израильских вертолетов, к решению задач огневой поддержки не привлекались, они продемонстрировали высокие боевые качества. Один из вертолетов, на котором впоследствии насчитали 36 пулевых пробоин, смог выполнить 12-минутный полет и совершить посадку в расположении своих войск при отсутствии масла в основной гидросистеме и поврежденной маслосистеме одного двигателя. Машина была восстановлена и в дальнейшем летала без всяких ограничений.
Наряду с созданием вертолетов огневой поддержки на базе транспортно-десантных машин, в 1966 г. в СССР был объявлен конкурс проектов специального боевого вертолета. Однако, в отличие от американских, советская машина должна была не только осуществлять огневую поддержку, но и перевозить отделение десантников с вооружением. В конкурсе победило ОКБ М.Л.Миля. В 1968 г. началась разработка вертолета Ми-24, а через три года первые пять машин этого типа были переданы ВВС для опытной эксплуатации. На первой же серийной модификации Ми-24А был установлен комплекс ПТУВ 9П146М с ручным наведением четырех ПТУР 9М17М " Фаланга". В 1974 г. прошел испытания Ми-24Д, оснащенный комплексом ПТУВ 9П145 второго поколения с полуавтоматическим наведением четырех ракет 9М17П "Фаланга-П". Вертолет Ми-24Д отличался от предшественников измененной конструкцией носовой части фюзеляжа (на нем появились две раздельные кабины для летчика и летчика-оператора) и усиленным пулеметным вооружением. Дальнейшим его развитием стали модификации Ми-24В, Ми-24П и Ми-24ВП с комплексом ПТУВ 9К113, обеспечивающим полуавтоматическое наведение восьми сверхзвуковых ПТУР 9М114 "Штурм". Этим же комплексом оснащался и транспортно-боевой вертолет Ка-29, разработанный в 1976 г. для вооружения больших десантных кораблей типа "Иван Рогов" (проект 1174).
Суровым экзаменом для советской техники стала война в Афганистане (1979-1989 гг.). В труднодоступной горно-пустынной местности вертолеты были основным, а зачастую и единственным, средством огневого воздействия на противника. Впервые в мировой практике винтокрылые машины наносили массированные бомбоштурмовые удары, осуществляли патрульное сопровождение колонн, участвовали в поисково-спасательных операциях ночью в горах.
При вводе 40-й армии в Афганистан на вооружении смешанного авиационного корпуса находилось около ста вертолетов Ми-24, Ми-8, Ми-6 и Ми-10, через год это количество удвоилось, а к началу вывода войск - превысило 300 машин. Чтобы представить масштабы применения вертолетов, достаточно упомянуть, что в июле 1985 г. в ходе операции "Пустыня" с вертолетов Ми-8 в горах было высажено около 7000 десантников, а в сентябре-октябре того же года при проведении операции "Плотина" - более 12000 человек. За время боевых действий было потеряно 333 машины, из них около 20% - по техническим и эксплуатационным причинам. "Афганский" опыт учитывался при модернизации старых и создании новых боевых и транспортных вертолетов.
 

Боевой вертолет АН-64А Апач

 

Еще одной войной с широким применением боевых винтокрылых машин советского производства стал ирано-иракский вооруженный конфликт (1980-1990 гг.). В составе ВВС Ирака, наряду с вертолетами других типов, находились и Ми-24.
В сентябре 1980 г. в одном из первых боевых вылетов восемь Ми-24 с помощью ПТУР уничтожили 17 иранских танков, в тот же день другие шесть вертолетов с помощью НАР - еще 10 танков. Только за три месяца войны один из экипажей подбил 55 иранских бронемашин. В этой войне впервые велись воздушные бои между иранскими боевыми вертолетами АН-1 "Кобра" и иракскими Ми-24. Несмотря на то, что иранские летчики вступали в бой только при численном превосходстве, им не удалось сбить ни одного Ми-24. Иракские "двадцатьчетверки", в свою очередь, уничтожили несколько иранских "Кобр", а один из экипажей даже поразил управляемой ракетой низколетящий истребитель F-4E "Фантом 2". Можно привести пример, когда в районе города Абадан девять "Кобр" атаковали Ми-24, отставший от ведущего, но так и не смогли его сбить, и только "Фантому", наведенному "Кобрами", удалось поразить вертолет ракетой "Сайдуиндер". На борту Ми-24 начался пожар, летчик потерял сознание от ожогов и дыма, но летчик-оператор все же смог посадить горящую машину на своей территории и вытащить командира из кабины.
Несмотря на все очевидные достоинства, которые продемонстрировали боевые вертолеты разработки 60-х гг. в локальных войнах, к середине 70-х гг. стало ясно, что при наличии в составе бронетанковых и мотомеханизированных подразделений ЗСК и ЗРК (объектовой ПВО) они не могут эффективно решать поставленные задачи. Помимо работ по программе винтокрыла "Шайен", в США были проведены испытания вертолетов огневой поддержки Сикорский S-67 "Блэк Хок" (первого с таким названием) и Белл 309 "Кинг Кобра", но серийно их не выпускали, так как в конце 1972 г. армия США объявила конкурс на создание нового боевого вертолета по программе ААН (Advanced Attack Helicopter). Свои разработки представили фирмы Белл, Боинг-Вертол, Сикорский, Лок-хид и Хьюз. Рассмотрев проекты, армия США в июне 1973 г. заключила с фирмами Белл и Хьюз контракты, в соответствии с которыми каждая фирма должна была построить по три вертолета: два - для летных и один - для наземных испытаний. В декабре 1976 г. после сравнительных испытаний опытных вертолетов Белл 409 и Хьюз 77 (армейские обозначения YAH-63 и YAH-64 соответственно) предпочтение было отдано вертолету фирмы Хьюз. Однако определенные трудности, возникшие при испытаниях YAH-64, вынудили начать второй этап программы ААН, предусматривавший модернизацию трех опытных машин и постройку трех предсерийных.
Поскольку работы по вертолету АН-64 затянулись, в 1977 г. в армию США начали поступать AH-1S "Кобра-ТОУ", оснащенные ПТРК ТОУ" с полуавтоматическим наведением ракет по проводам. Под этот же комплекс дорабатывались выпущенные ранее AH-1G, после модернизации получавшие обозначение AH-1Q.
Решение о серийном производстве вертолетов АН-64А "Апач" было окончательно принято в марте 1982 г., а головная серийная машина впервые поднялась в небо 9 января 1984 г. Таким образом, от момента объявления конкурса до момента запуска машины в серийное производство прошло одиннадцать с половиной лет. Надо отметить, что "Апач" создавался как элемент разведывательно-ударного комплекса, в который входил также вертолет-разведчик Белл OH-58D с надвтулочной системой обзора и целеуказания. Вообще, в США разведывательному обеспечению действий ударных вертолетов придается большое значение: в противотанковом батальоне "тяжелой" пехотной дивизии на 18 АН-64А приходится 13 OH-58D, а общее количество вертолетов-разведчиков в составе армейской авиации даже превосходит численность ударных вертолетов.
Боевая биография "Апачей" началась 20 декабря 1989 г. с операции "Правое дело" против Панамы, в которой принимали участие две вертолетные роты АН-64А, правда весьма ограниченное ("Апачами" было израсходовано всего семь ПТУР "Хеллфайр"). Три вертолета получили от 8 до 23 пробоин от ручного стрелкового оружия, что не помешало им благополучно совершить посадку на своей базе.
В полной мере "Апачи" продемонстрировали свои возможности во время операций "Буря в пустыне" и "Меч пустыни" зимой 1991 г. Именно им "выпала честь" открыть боевые действия против Ирака. 17 января 1991 г. восемь АН-64А 1-го вертолетного батальона 101-й воздушно-штурмовой дивизии, поддерживаемые вертолетами обеспечения UH-60A "Блэк Хок" и MH-53J "Пейв Лоу", в 2 часа 28 минут по местному времени атаковали и уничтожили две иракские РЛС дальнего обнаружения вместе со средствами электроснабжения и связи. В ходе атаки было израсходовано 27 ПТУР "Хеллфайр", 100 НАР калибра 70 мм и 4000 патронов калибра 30 мм. По образовавшемуся в радиолокационном поле Ирака двадцатимильному коридору в течение нескольких минут "прошло" около ста ударных самолетов, которые нанесли ракетно-бомбовые удары по Багдаду и другим целям. За четыре дня операции "Меч пустыни" с 24 по 27 февраля 1991 г. "Апачи" 1-го вертолетного батальона 24-й пехотной дивизии, израсходовав 107 ПТУР "Хеллфайр", 100 НАР калибра 70 мм и 2000 снарядов калибра 30 мм, уничтожили 32 танка и около 100 единиц другой техники. 25 февраля около 30 "Апачей" при поддержке трех UH-60A и 13 OH-58D атаковали колонну иракской национальной гвардии, уничтожив 84 танка, БТР и БМП, 4 ЗС' 8 полевых орудий и 38 автомашин. Огнем ЗСУ-23-4 "Шилка" был поврежден один "Апач", который совершил вынужденную посадку и был уничтожен своим же экипажем. Летчики сбитого вертолета были эвакуированы на друге АН-64А.
Помимо этой машины, непосредственно от огня противника была потеряна только одна "Си Кобра" корпуса морской пехоты. Всего за период 17 января 1991 г. до момента прекращения огня 28 февраля армия, флот корпус морской пехоты США потерял 3 вертолета АН-64А "Апач", 4 - АН-"Кобра", 6 - UH-60 "Блэк Хок", 3 UH-46 "Си Найт", 4 - UH-1 "Ирокез" 3 - ОН-58 "Кайова", в основном из-за: ошибок летного и технического состава и отказов техники.
Таким образом, за несколько десятилетий вертолет превратился из второстепенного средства разведки и связи в мощный штурмовик огневой поддержки
 

 

Из книги "Армейские боевые вертолеты Ка-50, Ка-52, Ка-50Н". А.Мазепов, А.Михеев, В. Зенкин, А. Жирнов, А.Фомин.

 

ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ(читать все статьи)